Как воспитать ребенка ответственным?

Ответственность является одним из очень важных направлений воспитания. Родители мечтают, чтобы их дети выросли ответственными, самостоятельными людьми, которые умеют делать выбор, принимать решения и управлять своей жизнью. К сожалению, однако, часто имеет место противоположная картина: дети вырастают несамостоятельными, инфантильными, безответственными, они боятся или просто не хотят принимать никаких решений, занимают пассивную позицию, — а все заботы, связанные с их существованием, поручают, как и в детстве, родителям.
Переломным моментом в развитии детей становится, как правило, подростковый (переходный) возраст, во время которого даже те проявления ответственности, которые у ребенка были, агрессивно разрушаются бунтующим молодым человеком. В результате люди часто жалуются психологам или просто друзьям: «Был же золотой мальчик: в доме убирал, уроки делал, с улицы во время приходил… Стукнуло 13 лет — как его подменили! Ругается, начал курить, связался с плохой компанией, дома не ночует, школу прогуливает, обсудить ситуацию не хочет».
Почему так происходит?
На мой взгляд, причина кроется в том, что, к сожалению, родители не всегда правильно понимают, что такое ответственность, и соответственно используют неверные и неэффективные способы, чтобы детей ответственности научить. Этот неверный взгляд на ответственность в самом общем виде можно охарактеризовать следующим образом: ответственность воспринимается в нем как набор неких внешних проявлений, например, действий, важность и смысл которых не находят внутреннего отклика у ребенка. Так, в вышеупомянутом примере родители перечисляют внешние действия: парень делал уроки, убирал квартиру, не опаздывал домой, — и относят их к проявлениям ответственности. В то же время при разговоре с этим мальчиком мы можем выяснить, что он не имеет интереса к учебе, не понимает, почему именно он должен убирать квартиру, стыдится перед друзьями, что так рано уходит домой, — и выполняет все это только из страха наказания. С течением времени, однако, возмущение и злость становятся сильнее этого страха — и искусственно установленные, лишенные в понимании ребенка смысла границы разрушаются. К сожалению, вместе с ними часто исчезают доверие, взаимопонимание и теплота в семейных отношениях.
Сегодня мы поговорим о другом понимании ответственности. Оно предлагает взглянуть на ответственность как следствие формирования личного психологического пространства ребенка.
Что такое личное психологическое пространство (ЛПП)?
Если спросить, какие ассоциации возникают у людей с понятием «личное психологическое пространство», они часто вспоминают места, где им уютно и комфортно, где они чувствуют себя в безопасности, например, свою комнату, свою квартиру или свои личные вещи — одежду, компьютер, книги и т.д.
Безусловно, и первое, и второе входит в ЛПП, однако ими оно не ограничивается. Более того, ЛПП — явление динамическое, оно развивается и растет вместе с человеком. Что же входит в его состав?
Когда человек рождается, он уже имеет определенное пространство, куда не имеют доступа другие люди. Речь идет о его теле, ограниченном кожей. Очевидно, что, кроме случаев медицинского вмешательства, мы не можем попасть внутрь ребенка — наш физический контакт с ним ограничивается поверхностью его тела. Именно оно становится той «колыбелью», с которой начинает развиваться наше психологическое пространство. Вначале в него входят чисто физиологические проявления нашей телесности: голод, жажда, ощущение холода и т.д. В первые недели жизни младенец даже не может их распознать и только с течением времени начинает соотносить какое-то свое состояние с действиями матери, которые ведут к удовлетворению потребности: мама покормила — утолил голод, одела теплее — я больше не мерзну, и т.д.
Следующим шагом формирования ЛПП является осознание ребенком наличия у него не только физиологических, но и психологическим проявлений — эмоций (в более позднем возрасте к ним присоединяются мысли, мечты, фантазии), склонностей, способностей и т.д. Как и с физиологическими чувствами, ребенок не умеет распознавать их сразу, и, чтобы научиться этому, ему тоже нужна помощь матери и других взрослых, о которой мы поговорим чуть позже.
Далее в жизни ребенка появляются вещи — игрушки, книжки, одежда, позже свой уголок для игрушек, стол, комната и т.д. Вещи, которые мы называем личными, нашими, то, что нам дорого — становятся как будто продолжением, расширением нашего тела и нашего личного психологического пространства. С возрастом эта сфера может еще больше расширяться — на свой дом, страну, работу, какие-то глобальные проблемы, к решению которых человек может подключаться. Понятно, что мера ответственности каждого человека в этих сферах различна: я несу огромную ответственность, например, за мое здоровье и значительно меньшую — за проблему глобального потепления. Однако и на то, и на другое я могу в некоторой степени влиять.
Именно наше влияние на те или иные сферы нашей жизни и является основой для развития нашей ответственности в соответствующих сферах.
Как формируется ответственность?
Таким образом, ответственность тесно связана с нашим личным психологическим пространством, которое динамично развивается вместе с человеком и включает в себя:
— Физиологические желания (голод, жажда, усталость…)
— Эмоции, переживания, мысли, мечты, фантазии, способности, склонности, интересы — проявления нашей психики
— Личные вещи (одежда, украшения, книги, игрушки). Сюда же отнесем время и поступки.
— Личное физическое пространство (наш дом, квартиру, комнату, кровать, стол…)
— В более глобальном смысле — нашу родину, общественные обязанности и т.д.
Каким же образом все эти компоненты порождают ответственность?
Механизмом для этого я бы назвала два эмоциональные переживания, которые человек должен пережить в отношении каждого из вышеназванных элементов ЛПП:
• «Это — мое» = «Я могу на это влиять»
• «Мне это нравится».
Тут надо сказать, что «Это — мое» относится к деятельности — человек чувствует, что может распоряжаться своими желаниями, мыслями, чувствами, вещами, временем, поступками и т.д., а «Мне это нравится» — это эмоциональный бонус: я не просто управляю своей жизнью в самых разных ее проявлениях — мне это нравится, я чувствую удовольствие, когда действую таким образом. На пересечении этих ощущений и рождается здоровая ответственность.
Как же появляются у нас эти чувства?
Давайте проследим этот процесс для каждого из наших пунктов.
Физиологические желания — это первое, с чем ребенок сталкивается, приходя в наш мир. Вначале ребенок их не различает, не умеет распознать голод и отличить его от усталости, боли или жажды. Различать их помогают родители, в частности мать, которая, догадываясь о желании ребенка, удовлетворяет его, давая грудь, укачивая и т.д. Со временем ребенок учится соотносить свои потребности и способы их удовлетворения и начинает сам их удовлетворять: может накрыться одеялом или, наоборот, распахнутся, чувствуя холод или жару, попросить поесть или попить, попроситься на горшок, пожаловаться на боль и т.д. Очевидно, что возможности самостоятельного удовлетворения потребностей расширяются в зависимости от возраста ребенка. Их реализация и дает ребенку желаемое чувство «Это — мое»: это МОИ нужды, я умею их различать, знаю, что делать, чтобы их удовлетворить, и согласно моим возможностями это делаю. Сюда же присоединяется чувство «Мне это нравится»: я большой, самостоятельный, много чего умею, мама радуется, папа гордится мной и т.д.
Что правильно делать родителям, чтобы эта приятная картина стала реальностью в вашей семье?
Уже с рождения старайтесь наблюдать за ребенком и уважать его желания. Например, не пытайтесь кормить младенца каждый раз, как он заплакал. Причинами плача могут быть и холод, и боль в животике, и т.д. В более зрелом возрасте также постарайтесь не кормить ребенка насильно. Конечно, это не всегда удобно, но лучше, чтобы ребенок ел тогда, когда чувствует голод, а не тогда, когда у мамы есть время его покормить.
Чего делать не надо?
Не подменять ощущений ребенка своими ощущениями! Например: мама и ребенок лет трех играют на улице. Ребенок бегает по площадке, активно движется — и ему становится жарко. Мама в это время сидит на лавочке и мерзнет. Малыш подбегает к маме, хочет снять куртку:
— Мне жарко!
— Как это жарко, когда такой холод на улице! Не может тебе быть жарко! — Отвечает мама, и куртка остается на ребенке.
Дело тут не в том, нужно ли было снимать куртку. Главное — мама отказывается признать реальность, в которой находится ребенок: «Нет, тебе не может быть жарко!» И малыш получает сигнал: «Ты не можешь правильно оценить то, что с тобой происходит! А потому ты не имеешь права распоряжаться своим телом, в том числе своей одеждой! От тебя это не зависит, мама знает лучше!»
Как можно было поступить маме в этой ситуации? Например, так:
— Да, тебе жарко, ведь ты много бегал. Но если снимем куртку, ты можешь заболеть. Давай, я тебя покачаю на качелях, а ты за это время остынешь?
Та же ситуация происходит, например, с купанием: «Что значит — вода слишком горячая! Вот термометр — показывает комфортную! (Сигнал — термометр и мама знают лучше, горячая вода или нет!)
Особую ситуацию наблюдала моя знакомая в больнице. Там ее дочери, 8 месяцев, дважды в день кололи уколы антибиотика. Ребенок, естественно, плакал, а медсестра удивлялась: «Мне и самой его кололи — неприятно, конечно, но не так уж, чтобы так рыдать»
Эмоции и чувства, мысли, мечты, фантазии, способности
Как и в случае с физиологическими желаниями, в начале жизни ребенок не различает своих эмоций. На помощь снова приходит мама, которая берет на себя функцию «отражения» — повторяет за младенцем его улыбки, выражения лица — и комментирует их, называя эмоции: «Ай, весело тебе, — смеешься!», «О, насупился — обиделся, видимо» и т.д.
С течением времени задачей родителей становится не только научить ребенка различать эмоции, но и «дружить» с наиболее неприятными из них — например, страхом, гневом, завистью и т.д. Это означает, что родители должны признать право ребенка на такие эмоции, в том числе направленные против самих родителей, показать, что они могут их выдержать и научить детей адекватно с этими эмоциями обходится.
Например: «Я понимаю, что ты злишься за меня за то, что я не позволила идти сегодня на каток. На твоем месте я бы чувствовала то же самое. Это нормально — обижаться, не получив желаемое. Я надеюсь, что ты сможешь понять меня, и наши отношения снова станут теплыми и добрыми» (Вместо: «Как тебе не стыдно — уроки не выучил, а уже на каток собрался! Только игры в голове! Кто из тебя вырастет? «).
«Ты очень испугался, когда на тебя залаяла собака. Действительно, она такая большая, у нее такой громкий голос! Каждый бы на твоем месте испугался» (вместо: «Ну чего ты ревешь полчаса? Подумаешь, собака гавкнула! Она вообще за забором была! Какой же ты мужик! «)
Хороший способ научить ребенка переживать неприятные эмоции — это искренне признавать их в себе самом. Например: «Я очень злюсь, что ты без разрешения взял деньги из моей сумки. Я даже не знаю, что теперь делать и о чем думать. Иди в свою комнату, мы поговорим, когда я успокоюсь». Заметьте, что при этом мать ничего не делает под влиянием гнева.
Уважение к внутреннему миру ребенка означает недопустимость в наших разговорах с ним таких выражений, как:
«Не смей даже думать!» (Каждый человек, независимо от возраста, имеет полное право думать что угодно о чем угодно)
«Как ты можешь + называем эмоцию» — Как ты можешь радоваться, когда сестренка упала?
«Ну чего ты плачешь? Ну что ты ревешь по пустякам?»(Если ребенок плачет — причина для него НЕ пустяковая!)
«Как ты можешь + желание»: «Как тебе не стыдно проситься в аквапарк, если у нас едва хватает денег тебе на школьные принадлежности?» (Желать чего-то привлекательного — нормально, а финансовые проблемы родителей ребенка не касаются, тем более не должны провоцировать в нем чувство вины)
«Ты же должен понимать…» — ни взрослый, ни тем более ребенок НЕ должны ничего понимать!
«Ты должен + эмоция». Ты должен радоваться, что у тебя родился братик!
«Что за чушь ты придумал!» — О каких-то детские мечты, фантазии.
«Кто это в твоем возрасте об этом думает?»
«У тебя не получится»
«Ты неумеха»
«Руки из одного места растут» и т.д.
Также важно научиться сдерживать свою нетерпеливость, когда ребенок усваивает какой-то новый навык или игру. Часто можно наблюдать, как малыш пытается соединить, например, две части конструктора. Подходит папа — «Не так, дай покажу!» — И складывает игрушку вместо ребенка.
Вещи
Личные вещи, в частности одежда, — это, как мы говорили, продолжение тела ребенка. Поэтому очень важно помочь ребенку почувствовать в их отношении ощущение «это мое». Каким образом это можно сделать?
Уже маленькому можно предложить выбор: хочешь в садик одеть свитер с цветочком или с корабликом? А позже можно выслушать и обсудить и предложения ребенка на этот счет.
Также важно приобщать детей к уходу за одеждой: уже в трехлетнем возрасте можно научить стирать носочки или носовые платки. Важно при этом избегать критики, а наоборот — всячески поддерживать попытки ребенка, подчеркивать, что он очень помогает, делает очень важное дело.
Этот же подход работает и в отношении других продолжений детского тела: как бы, например, нам не хотелось научить ребенка щедрости — нельзя заставлять его поделиться игрушками с другими детьми. Для 2-3 летнего ребенка они — это продолжение тела. Вы же не будете настаивать, чтобы ребенок отдал другому, скажем, свой глазик?
В семье частой ошибкой является покупка детям общих игрушек, «мол, братик поиграет — и ты возьмешь», или «играйте вместе». Зачастую это провоцирует только споры и скандалы между детьми.
С другой стороны, в более позднем возрасте дети начинают обмениваться игрушками. Здесь также важно дать ребенку возможность распоряжаться ими — а если необходимы какие-то ограничения (например, некоторые игрушки очень дорогие), то они должны быть обсуждены и объяснены ребенку. Например: «Очень хорошо, что ты обмениваешься игрушками с Павликом. Но давай договоримся, что японский робот, что подарил тебе папа, всегда будет жить у нас. Я понимаю, ты бы хотел поиграть с ним вместе с другом. То почему бы не пригласить Павлика к нам?»
Недопустимо передавать вещи, принадлежащие ребенку, другим детям без его ведома: «Пока ты был в школе, заходила Маша, просила твою книгу о хищных животных, я ей отдала». Даже если ребенок и не против того, чтобы Маша взяла книгу, — то, что мама забирает ее без его ведома, нарушает его личное пространство и передает тот самый сигнал: «Это не твое, от тебя ничего не зависит». Правильно в этой ситуации было бы попросить Машу зайти позже, когда придет хозяин книги.
Время
Очевидно, что каждый ребенок, особенно школьного возраста, имеет свои обязанности. Однако то, как и когда их выполнять лежит в его сфере ответственности. Самый лучший путь к безответственности и пассивности ребенка — это «стоять над душой»: делать вместе с ним уроки (кроме случаев, когда ребенок прямо просит помощи), проверять, выполнена ли та или иная обязанность, и т.д.
Здесь важно четко видеть связь между обязанностями ребенка и своими собственными потребностями. Так, например, в том случае, если мать не может приготовить ужин, пока дочь не помоет посуду — время исполнения этой обязанности должен быть уточнено заранее. Например:
— Папа вернется с работы в семь. Чтобы приготовить ужин, мне нужен час. Пожалуйста, помой посуду до шести часов.
И тут важно помнить, что если договор был о 6 часов, то неверно уже в 4 или пять начинать ругаться и злиться, что посуда не помыта: задача рассчитать время принадлежит дочери!
Что же делать, если обязательства не выполняются или выполняются не вовремя?
Об этом — следующий пункт
Поступки
Причинно-следственные связи
Вспоминаю такую историю: на форум обратилась женщина — мама 11-летнего мальчика. Парень неуправляем — срывает шторы, всех пр

Оставить комментарий