Пора закрыть окно Овертона. Как наблюдение американца стало кошмаром рунета…

Вот уже год как бродит по рунету призрак Окна Овертона. Скажем, упрекнешь кого-нибудь за грубость, а он тебе отвечает: “Вы применяете ко мне овертона! А завтра вообще людей есть начнете”. Давайте разберемся, что это за Овертон, чем он отличается от камертона и с чем его едят.

Американец Джозеф Овертон родился в 1960 году. Он получил образование инженера-электронщика, степень доктора юридических наук и работал вице-президентом Макинакского центра публичной политики (город Мидленд, штат Мичиган). Это такой исследовательский центр, продвигающий идеи свободного рынка. В 2003 году (в 43 года) Джозеф разбился на самолете. После смерти Овертона президент центра, Джозеф Леман, сделал презентацию, посвященную идеям коллеги. В ней, в частности, рассказывалось о пределах, в которых возможно проводить политические реформы. В память об Овертоне, придуманную им модель допустимости, назвали в его честь.

Идея, честно говоря, была из разряда “Капитан очевидность”. Она состояла в том, что в демократической стране политик не может воротить, что захочет, а должен учитывать мнение общества. Есть некий предел того, что избиратели позволят сделать (то самое “окно” возможностей). Овертон построил шкалу приемлемости идей. В центре ее находятся популярные идеи, которые обычно умеренны, а с двух сторон – крайности: все разрешить или все запретить. Как объяснял концепцию Леман, окно возможностей сдвигается не по воле политиков, а по воле народа, который их избирает. Талантливый политик будет убеждать и обучать избирателей, а бездарный ляпнет что-нибудь мимо “окна”, и на второй срок уже не пойдет. Конечно, порой население удается нагло обмануть, но с известными последствиями для репутации. В качестве примера Леман приводил историю с якобы имевшимся в Ираке ядерным оружием. В 2003 году все покивали головами и стали думать, что с этим окном делать. У американских консерваторов родилась, например, такая идея расшатывания границ: предлагаешь сначала самый радикальный вариант, а потом напуганные граждане соглашаются на умеренно радикальный. Например, агитируешь ввести уголовную ответственность за аборты, а в итоге всего лишь вводишь обязанность проконсультироваться с психологом.

Затем некто Джо Картер, редактор сайта “Союз Нового завета”, пошел еще дальше. Он предположил, что политик может продвинуть обществу вообще любую идею всего за пять шагов. И расписал их. По-хорошему, его концепцию стоило бы назвать как-нибудь вроде “Лесенка Картера”, но он постеснялся, и идея прижилась под видом Окна Овертона. Хотя пять шагов уже не имели к Овертону никакого отношения. Ведь Овертон считал, что это общество влияет на политиков, а не политики вертят массами, как хотят. Картер, в качестве примера, привел улучшение отношения к гомосексуальности. Как христианский консерватор он не верил, что люди могли реально подобреть, и считал, что толерантность навязана американцам свыше. Затем окно Овертона перебралось на российскую почву. Блогер Евгений Горжалцан очень вольно и эмоционально пересказал статью Картера. Только вместо гомосексуализма он придумал куда более шокирующий пример – каннибализм. А Окно Овертона, нисколько не стесняясь, назвал “технологией, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею“. Овертон начал крутиться в гробу с утроенной скоростью, а страшилка пошла в народ. И теперь всякое изменение в обществе тотчас получает клеймо “Окна Овертона”.
Так, из оптимистичного наблюдения о том, что политик обязан прислушиваться к народу, получилась страшная история о том, как безнравственные политики с помощью заморского метода внушают людям самые бесчеловечные и порочные идеи. Психологи могли бы много сказать о тех, кто не хочет брать на себя ответственность и валит все на тайные заговоры. А мы только скажем: если к тебе придут в комментарии с окном Овертона, дай собеседнику ссылку на нашу статью. Пора уже захлопнуть это недоразумение.

Оставить комментарий