Как стать БОМЖом?

Наблюдения социального психолога
Пригородный автобус неспешно едет в потоке машин, выбираясь из города. Иногда он останавливается у светофоров, но затем снова продолжает свой путь. Некоторые не выспавшиеся пассажиры дремлют, прислонившись головой к стеклу, досыпая утренний сон. Неохотно и медленно зарождается новый трудовой день. Ещё несколько поворотов, и автобус останавливается у обочины дороги. От остановки до нашего Центра надо идти примерно пять минут. За это короткое время мы ещё успеваем поделиться друг с другом своими последними впечатлениями о приятных домашних пустяках.
И вот наш Центр Социальной Адаптации – место, где мы работаем. Заходим в ворота и попадаем в пространство, которое временно принадлежит тем, кто не может шутить о «тёплых домашних пустячках». Потому что мы работаем в Центре, где находятся люди, не имеющие своего жилья…
«БОМЖ» — Без Определённого Места Жительства. В сознании обывателя эта аббревиатура стала оскорбительным нарицательным словом. Как правило, оно ассоциируется с образом грязного пьяного калеки, просящего милостыню на автобусной станции или копающегося в мусорных баках.
Однако это не совсем так. Действительно, примерно 40% бездомных – это закоренелые уличные бродяги, образ которых и ассоциируются со словом «бомж». Но 60% бездомных – это больные или старые люди, не имеющие своего жилья.
Работая психологом в «Центре Социальной Адаптации для лиц без определённого места жительства и занятий», мне приходится знакомиться с жизнь каждого обитателя Центра. На основе собранных данных анализировать причины бездомности и потери жилья.
Такая причина, как обман со стороны родственников при продаже или обмене жилья по количеству случаев равна алкоголизму. Также важно отметить, что среди лиц 33% никогда не имели своего жилья.
Существует мнение, что причиной бродяжничества чаще всего является добровольный выбор. Однако, даже с учётом статистической погрешности таких случаев в нашем анализе всего 5%. Тогда как потеря здоровья занимает 37% случаев.
Но за скучными цифрами статистики стоят человеческие судьбы, чаще всего драматические и даже трагические сюжеты жизненных сценариев.
Размышляя об этом, я вышел из здания центра во внутренний двор. Осенние листья тихо опадали с деревьев. В маленьком парке на территории Центра сидят на лавочках одинокие больные старики. Ещё не очень холодно и можно находиться на воздухе. Среди стариков вижу одного, ещё не старого человека. И вот его история.
У Олега были отец, мать и младший брат. Это была нормальная семья, в которой все трудились и жили жизнью простых небогатых людей. Но пришла беда. Сначала умер глава семьи от болезни сердца. Вскоре за ним умирает брат и мама Олега. Он остаётся совсем один. Родственников нет, создать свою стабильную семью не успел. От горьких переживаний у Олега произошёл инсульт. Отнялись ноги, исказилась речь. Он лежал в больнице, совершенно растерянный, напуганный, одинокий … Только добрый сосед навещал его в больнице. Они знали друг друга давно, были добрыми товарищами.
Как-то сосед в разговоре с Олегом предложил ему помощь. Он сказал, что теперь после парализации Олегу будет трудно подыматься по лестнице на четвёртый этаж дома, в котором от родителей ему осталась квартира. Да и заработать денег Олег уже не сможет. Учитывая такие обстоятельства, добрый друг предложил Олегу помощь в продаже квартиры и покупки маленького домика. «И деньги на книжке останутся «под проценты» и на четвёртый этаж подниматься не придётся». Простодушный и беспомощный Олег был согласен на любую помощь. А быть может, он был просто не в силах объективно оценивать ситуацию? Не составив никакого основательного договора, поверив на слово, он подписал этому человеку доверенность на продажу квартиры и распоряжение имуществом, в том числе и деньгами.
Выйдя из больницы через несколько месяцев, Олег обнаружил обман. «Добрый» сосед продал его квартиру, а деньги присвоил себе. Таким образом, Олег остался один, лишившись семьи, здоровья и квартиры. Будучи больным и слабым, он не смог восстановить справедливость. Некоторое время Олег скитался, где придется, но в итоге оказался в нашем Центре.
… Жёлтые листья продолжали украшать парк, устилая землю красивым ковром. Среди стариков и старушек сидит на лавочке Олег, которому нет и сорока двух лет. Его костыли лежат рядом с ним на лавочке. Он с тоской смотрит куда-то вдаль, туда, куда уплывают осенние облака …
В галерее человеческих историй, так обильно представленных в нашем Центре, есть ещё одна.
Лариса Константиновна часто плакала. Будучи старой и больной женщиной, она сидела на лавочке рядом со своей такой же старенькой соседкой и тихо горевала, всхлипывая, размазывала слёзы по лицу. Памяти у Ларисы Константиновны совсем не стало. Она совершенно не помнила основные эпизоды своей жизни. Не помнила, кем была, где работала, кто был муж. Казалось непостижимым, что она всё забыла. Тем не менее, склероз был таким сильным, что она даже плохо понимала, где находится. И только одно имя она повторяла, как молитву: «Костик, Костик… сынок! Когда же ты придёшь ко мне? Костик, сынок …» И всё плакала и плакала, повторяя имя своего сына. Она многих забыла из своей жизни, но сына помнила и невероятно тосковала по нему, ждала, что он придёт к ней и просила найти его.
Я разыскал номер телефона Костика и позвонил ему. Рассказав ему о таком тяжёлом положении матери, о её тоске и страданиях, я предложил ему навестить маму в нашем центре. Он с пониманием и сожалением отозвался на мой призыв, хотя сослался на занятость по работе. Тем ни менее всё-таки пообещал приехать и навестить мать.
После звонка я, как мог, успокоил старушку и обрадовал её хорошей новостью: «Ваш сын скоро приедет навестить вас!». Надо было видеть, как она просияла, обрадовалась. Стала благодарить меня, будто я вернул ей безвозвратно утерянную ценность. Всю следующую неделю она ждала сына. Только каждый раз, видя меня, переспрашивала о нём. Я всякий раз подтверждал ей, что он обязательно приедет, и она, радостно улыбаясь, смиренно и со слезами благодарила меня.
Через неделю Костик действительно приехал. Это был высокий, крупный мужчина, лет около пятидесяти. Он привёз что-то для матери, был с ней недолго, а затем снова уехал. Прошло дней десять, и Лариса Константиновна снова начала сильно тосковать. Она вновь и вновь плакала и звала сына: «Костик…, Костик…, Костик …».
Я вновь позвонил ему. На этот раз он сообщил мне, что намерен забрать маму с собой. Он сказал, что снял квартиру в Краснодаре и мама сможет проживать с ним. Это была хорошая новость, и я поспешил сообщить её Ларисе Константиновне.
Через несколько дней Константин приехал к нам в Центр забирать маму. Он был не один. С ним была женщина, энергичная и подчёркнуто заботливая, она всячески демонстрировала своё участие в счастливом воссоединении семьи. Оформив соответствующие документы, сын забрал Ларису Константиновну и все вместе, радостные они отправились домой.
Мы, специалисты Центра, тоже радовались. Приятно было сознавать, что старушка всё-таки обрела своё счастье, и будет жить с горячо любимым сыном, который сможет позаботиться о ней.
Но через четыре дня Ларису Константиновну нашли на улице одну, бредущую неизвестно куда, растерянную и голодную. К счастью все документы были при ней и её снова вернули в наш Центр.
Поначалу мы все были обескуражены, удивлены. Мы не могли понять, что произошло и, как старушка опять оказалась на улице?!Тогда кто-то из сотрудников догадался проверить её сберегательную книжку, на которую поступала пенсия за последнее время. Все пенсионные сбережения, в размере более пятидесяти тысяч рублей были сняты до последней копейки.
Я кинулся к телефону, чтобы звонить Костику. Но автомат сообщил мне, что данный абонент в сети не зарегистрирован. Я потом ещё несколько раз в разные дни пытался дозвониться, но Костика и «след простыл». Он «обрубил концы».
Лариса Константиновна ничего вспомнить не могла, но только звала и молила: «Костик …, Костик!!». Плакала и всё звала своего сына. Через несколько дней ей стало плохо. Скорая помощь увезла её в больницу. Теперь она там и, что с ней будет дальше пока не ясно…
Подлость — категория нравственная. Каковы наши нравы, такова и жизнь вокруг нас, таково и общество наше. И государство не в силах решить эту проблему. Да и не государственная это задача. Можно придумать много уголовных и других правовых законов, но если в душах людей нет нравственных законов, если души людские не имеют доброго нрава, то подобный моральный «беспредел» может стать новой нравственной нормой.
Эти не весёлые мысли не покидали меня. Наши специалисты звонили в больницу. Им сказали, что Лариса Константиновна ещё поживёт.
… А листья всё падали и падали с деревьев на холодную осеннюю землю.
(с улыбкой сквозь слёзы)
Надо родиться в неблагополучной семье. Лучше в семье потомственных алкоголиков. Желательно, чтобы ваша мама была лишена родительских прав, а папа не вылезал из мест заключения. В качестве родителей также подойдут малограмотные люди, живущие в глухих деревнях или полу заброшенных хуторах, влачащих жалкое существование на мизерную зарплату. Вообще, если вашими родителями станут люди из беднейших слоёв нашего общества, то ваше желание стать бомжом будет значительно более осуществимо.
Если вам «не повезло» с родителями, и вы родились в относительно благополучной семье, то стать настоящим бомжом вы всё-таки сможете, если с ранней юности начнёте пить пиво, вино или водку, чтобы в последующем стать сначала алкоголиком, затем больным алкоголиком, а затем, пропившим всё, бомжом. Для этих же целей подойдут наркотики, желательно суррогатные производные мака или лекарственных средств. Если с алкоголем и наркотиками у вас «не сложилось» в полной мере, то начинайте воровать и грабить. Будьте «плохими» мальчиками и девочками, чтобы как можно быстрее сесть в тюрьму. Там вы приобретёте все необходимые качества, чтобы тюрьма стала для вас навсегда «домом родным». Двигаясь по жизни от преступления к преступлению, из заключения в заключение, вы навсегда лишитесь шансов иметь своё собственный кров над головой.
Если вам всё-таки не удалось стать настоящим алкоголиком или наркоманом, если вы не смогли стать рецидивистом, то не отчаивайтесь. Может быть, вам повезёт, и вы заболеете тяжёлым заболеванием, например, с вами случится инсульт или инфаркт. При этом вы станете инвалидом не способным работать. Тогда, быть может, вам на «помощь» придут ваши родственники (ближние или дальние). Они предложат вам продать своё жильё для вашего же блага, а вы – беспомощный и легковерный пойдёте им навстречу и будете обмануты. По статистическим наблюдениям такие случаи встречаются чаще всего остального.
На худой конец, если всё-таки ваша жизнь сложится по иному сценарию, и вы доживёте до пожилых лет в своей квартире или доме, не отчаивайтесь. К старости ваш мозг станет ослабленным. Вы перестанете ориентироваться в жизни и в людях. Вы станете беспомощным и больным стариком. И вас будет легко обмануть. И не важно, кто попадётся вам на пути. Добрый старый друг, дальний родственник или собственные дети. Главное, чтобы вы были слабым и немощным. Тогда вас будет легко обмануть и забрать жильё.
Как видите, стать бомжом совсем не трудно. Надо только немного этого захотеть…
Коломиец Виктор

Оставить комментарий