Почему с нормальными скучно

Я бы сказала, что с ними скорее непривычно и очень страшно, чем скучно. Но восприниматься это может как «скука», переходящая в отторжение. В тексте вместо «жабы» используется Жабстер (чтобы не путать его с «жабой, которая душит») и протагонист (мужчина — реже, женщина — которая этого Жабстера пытается завоевать/вылечить/отогреть/спасти, чтобы он потом превратился в Принца и полюбил ее).
Я уж заранее знаю, что к слову «нормальный» обязательно придерутся, поэтому договоримся, что «нормальный» — с кем в отношениях не надо ничего делать специально (добиваться/спасать/лечить), чтобы получать внимание, приятие и любовь. И все, перечисленное ниже, не охватывает всего разнообразия. Это скорее узкий срез.
Итак, почему с «нормальными» скучно:
1. С непривычки. Совершенно не знаешь, чем себя занять в отношениях, если не надо постоянно пребывать в состоянии борьбы за светлое будущее. Что еще можно делать и зачем с кем-то быть? Совершенно неизвестная территория.
2. Также не знаешь, чем себя занять в жизни, потому что с Жабстером все силы уходят на отношения с ним и отношения эти — центральная часть бытия. А когда в отношениях нет бесконечного квеста, освобождается много сил и свободного времени и появляется ощущение пустоты в жизни.
3. Потому что все, что «нормальные» могут дать, они обычно сразу или дают, или не дают. И если дают, то, как правило, просто так, а не под условие «Ты сперва попляши», а если не дают, то не ставят условий «Но вот если ты попрыгаешь, побегаешь и попляшешь — я посмотрю». То есть, нет места для подвига и самовыражения в креативных способах завоевания.
4. В отношениях с «жабстерами» живешь на будущее:
— Вот когда я отогрею его своей любовью…
— Вот когда я его исцелю…
— Вот когда я его обую, одену и вытащу из грязи…
… вот тогда и начнется Счастливая Жизнь. А ожидание подарка и его предвкушение всегда лучше самого подарка, потому что простор для фантазий — бесконечный. Можно намечтать себе совершенно новый сказочный мир, как можно намечтать себе что угодно, пока коробка с подарком не открыта. Когда подарок уже в руках, то часто бывает чувство «И это все?»
Тем более, когда Жабстер после трех ведер токсичных отходов своей жизнедеятельности дает пол чайной ложечки тепла, то протагонист считает: «Он мне дал так мало, потому что я не заслужила. Заслужу — он мне даст три ведра». На самом-то деле у него больше просто нет, но можно намечтать, что у него стоит товарный состав этого добра на запасном пути. Главное заслужить/отогреть/спасти.
5. С Жабстером легко, потому что привычно. Это все мое, родное, это родина моя (с). Знакомая атмосфера, знакомый стиль отношений. Знаешь, что делать и как вообще играть в эту игру.
К тому же навыки, приобретенные в токсичных отношениях, совершенно не применимы в «нормальных». То есть, в отношения с «нормальным» ты приносишь пять мешков замечательнейших инструментов, которые с ним нафиг не нужны. Вся твоя виртуозная компетентность совершенно не у дел. А то, что действительно требуется — аутентичность, например, или открытость — у тебя отсутствует и надо осваивать с нуля. Муторно, тоскливо.
6. С Жабстером не страшно. Отношения не сложились? Ну, еще бы, это же Жабстер! С «нормальным» страшно. Когда с ним не сложилось, это уже что-то да значит, потому что это уже не понарошку все, а всамделишно.
7. Поскольку с Жабстером часто приходится «носить его чемоданы» (например, «отвечать» за его настроение или успех), то протагонисту некогда заниматься своими чемоданами, своей личностью и своими проблемами. «Я — жена алкоголика» — вполне достаточно для самоопределения, ощущения своей миссии и цели в жизни. «Нормальный» обычно все свое сам носит, а это означает, что с ним у протагониста всплывают вопросы «Кто я?», «Какие у меня цели?», «Что я хочу от жизни?». Это не столько скучно, сколько страшно или, как минимум, утомительно и слишком сложно.
8. С Жабстером все понятно. Протагонист думает «Я любви не достойна. Но если я ее заработаю, я ее заслужу. И тогда это все будет логично: была не достойна > вложила силы > заработала > имею право на любовь». C «нормальным» не понятно вообще: чего это он мне любовь дает, если я недостойна? (практически «И как я это своей внутренней маме объясню?»). И чего с ней делать, куда ее прикладывать? Ничего не понятно. Тоску одну наводит только.
9. Самое главное-то что? Поскольку с Жабстером — это всегда забег за морковкой на горизонте, которая никогда не становится ближе, то попробовать эту морковку так и не удается. Иногда удается и вкус у нее — фу! Но пока не удается, мечта о том, что завоеванная любовь вот этот Жабстера каким-то образом починит черную дыру, оставшуюся с детства, будет жива и здорова. И будет подогревать этот длинный, изматывающий забег.
Отношения с «нормальным» не связаны с этим ожиданием.
Я считаю последний пункт самым важным. Через Жабстера протагонист пытается получить самое главное: чувство, что имеет право на любовь и счастье, имеет право быть, существовать в природе. Желание очень понятное и достойное того, чтобы с ним считались. Способ реализации только подкачал.

Оставить комментарий